ПЕРВИЧНАЯ ПРОФСОЮЗНАЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ В ОАО "ГАЗ"
ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ
АВТОМОБИЛЬНОГО И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРОФСОЮЗ - это твое активное СЕГОДНЯ, переходящее в уверенное ЗАВТРА!

Мой завод - цветущий сад


О Профсоюзе с улыбкой


ВЕХИ ИСТОРИИ


ПОЗДРАВЛЯЕМ


НАПИШИТЕ НАМ

Профсоюзная ХРОНИКА

 

ВЕХИ ИСТОРИИ
Воспоминания ветеранов профсоюза.

Воспоминания о своем отце Е.А. Андрон

Червякова Зинаида Евгеньевна, ветеран труда Воскресенского химического комбината, дочь Е.А. Андрон, председателя общепостройкома и завкома профсоюза РАТАП (1930-1932 гг.)

Мой отец относился к тому необыкновенному по своей судьбе поколению людей, на долю которых выпали три революции, три больших войны, начиная с 1-й мировой и конная Великой Отечественной, голод, разруха, а также Великие стройки и промышленных гигантов и, по существу, совершенно новой жизни. Просто непостижимо, что обыкновенная человеческая жизнь может вместить в себя столько событий, что люди могут все выдержать, выстоять и не согнуться. И нам, и особенно молодому поколению, есть чему позавидовать и есть чему поучиться у тех людей. При всей постоянной занятости работой, которая всегда поглощала его целиком, отец находил время заниматься с детьми, которых очень любил. Я помню, что кроме нас четверых, в нашей семье постоянно гостили дети наших родственников. Отец много рассказывал нам о своем детстве, о тяжелой работе в учениках, о событиях 1905 г., когда он и вездесущие питерские мальчишки стара¬лись везде поспеть и все увидеть своими глазами: залезали на фонарные столбы, ограды, сновали среди демонстрантов, как своего рода русские Гавроши и так же платились за это жизнью. Отца казачья пуля сделала инвалидом на всю жизнь. Вспоминал он и свою работу на военном заводе, рабочую солидарность в самое тяжелое время, горячие дни 1917 года. Рассказы его всегда были своеобразными уроками политграмоты и задолго до того, как я начала изучать историю в школе, я на живом примере знала, что такое революция, гражданская война и пятилетка. Отец очень гордился своей принадлежностью к рабочему классу, особенно к числу петроградских рабочих и до конца сохранил присущие им черты: идейную преданность делу, чувство личной ответственности за все происходившее в стране, бескорыстность и честность.

Он постоянно занимался самообразованием, несмотря на отсутствие систематического образования, был начитан, мысли свои излагал грамотным языком, был хорошим оратором, что видимо было заложено еще со времен рабочей деятельности в Ленинграде.

Работа на строительстве автозавода была для отца значительным этапом в жизни. До этого и после он работал на уже действующих предприятиях, а здесь впервые был свидетелем и участником грандиозного события, когда на пустом месте в невиданном темпе и с невиданным энтузиазмом был построен завод-гигант.

Даже у меня с детства сохранилось в памяти: вздыбленная земля, строитель¬ные леса, тачки и брошенные в пыли лапти рабочих-сезонников. Работа велась на пределе человеческих сил. Очень часто отец ночью уходил в бараки поднимать рабочих, уже отработавших свою смену, то на какие то авральные работы, то на разгрузку оборудования, а утром забежав выпить чаю, опять уходил к новым делам и заботам.

Жили мы тогда натак называемом Американском поселке, а потом в Соцгороде. Моя мать и старший брат тоже работали на стройке, и в семье постоянно обсуж¬дались дела строительства. Упоминались фамилии Сорокина, Переходникова, Бусыгина и др. Радовались рекордам, переживали неудачи. Когда писатель Н. Погодин написал о строительстве автозавода свою пьесу «Мой друг», прообразом одного из героев которой был мой отец под своей фамилией, мои родители ездили в драмтеатр на премьеру. После они подшучивали друг над другом, так как волею драматурга в пьесе были поставлены в забавные ситуации. Так, например, в пьесе Андрей сбежал из больницы в нижнем белье, поскольку его поместили в женскую палату. На самом деле отец действительно лежал в больничном коридоре из-за отсутствия мест и, не дожидаясь операции ушел из больницы (разумеется одетым), когда приступ аппендицита миновал, а дела, как всегда не ждали. Уже взрослой я смотрела эту пьесу в постановке Московского театра Ермоловой и узнавала в смешном и трогательном Андрее черты своего отца - его фанатическую привер¬женность делу и совершенную отрешенность от всего, что мешает работе. У нас была книга Н. Погодина с авторским автографом, но, к сожалению, за эти годы где-то затерялась.

Так случилось, что при награждении строителей Автозавода в 1934 г. орде¬нами фамилия отца была случайно пропущена, хотя по решению президиума ЦК ВПССР от 26/Х-31 в наградных списках он значился. Но должно быть потому, что награждение приурачивалось не к моменту пуска завода, как сначала хотели, а к окончанию пятилетки, а отец в это время уже не работал в г. Горьком, при пред¬ставлении новых списков его как-то выпустили из вида. Во всяком случае так ему объяснили в крайкоме партии. Отец, естественно расстроенный в начале, по своему характеру не умел и не хотел чувствовать себя обиженным. Он до конца интересовался делами автозавода, считая главной для себя наградой его успехи. Автозавод так и остался как бы его любимым детищем. В его записях сохранилась пометка, что в 1942 году будет десятилетний юбилей Автозавода.

Нам часто приходилось переезжать с места на место, так как отец безотказ¬но принимал назначение на любую работу, и семья делила с ним все неудобства, связанные с перемещениями. Так, например, я только с 1930 по 1935 год училась в шести школах.

Отец по характеру был человеком сдержанным, но 2 раза в жизни он плакал: 1-й раз, когда в 1939 г. погиб старший сын Олег, бывший летчиком, а 2-ой раз во время войны плакал от радости, когда была прорвана блокада Ленинграда и были спасены тысячи человеческих жизней (отец в это время заезжал домой с фронта).

В трудное для нашей страны время, когда многие незаслуженно подвергались репрессиям, отец не терял веру в людей и в справедливость, и мы часто слышали, как он говорил про очередную жертву: «Это какая-то страшная ошибка, он человек честный, я с ним работал». И в 1938-39 гг. у нас нашли приют дети арестованных, а впоследствии реабилитированных «врагов народа», на что в то время требовалось немалое мужество.

В 1938 г. отец по гостевому билету присутствовал на последней предвоенной сессии Верховного Совета СССР и много рассказывал о встречах с интересными людьми. Мне почему то запомнилось с какой гордостью он говорил о челюскин¬цах.

До самых последних дней, лежа в госпитале и терпя страшные боли, отец думал о жизни и работе, верил в скорую победу. Так за несколько месяцев до смерти он зная, что уже не сможет вернуться в армию, писал в ВЦСПС, обращаясь с просьбой, по выздоровлении, дать ему какое-нибудь дело. Ему была предложена работа по восстановлению курортов Кавказа. К сожалению надежды на выздоровление не сбылись - после тяжелой операции отец скончался.

Хотя нашего отца более 30 лет нет в живых и мы, его дети, стали уже старше его возрастом, он всегда был и будет для нас примером доброты, сознательности и патриотизма.  

© Белов В.А., 2011 г.




Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Выставка
Карта сайта

"ДОЛ"
График заездов


Ознакомиться

ТЕАТР НА СЧАСТЛИВОЙ

© Первичная профсоюзная организация в ОАО "ГАЗ" (2005-2021)